Добро пожаловать!

Мы рады приветствовать вас на ролевой, посвящённой котам Ирландии в средние века. Действие ролевой разворачивается в городе Глендейл и его окрестностях, где живут два кошачьих братства: Серое братство и братство Клевера. Присоединяйтесь!
Лучшие:
игровой пост и флудер августа
Лучший игровой пост

Мост
Лучший флудер












Регистрация акционных персонажей +250 клеверов.
Регистрация одиночек и домашних котов закрыта.

Коты Ирландии. Средневековье

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Коты Ирландии. Средневековье » Информация о мире » Сказания братств


Сказания братств

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

http://s5.uploads.ru/Fflva.png
Столетиями история великих братств строилась не только на борьбе друг с другом, но и с самими собой. Великие деяния совершали обычные коты, однако, для пущей истории сказители не упускали возможности приукрасить события мистическими персонажами - так и рождались на свет легенды и баллады Ирландии. Что правда, а что вымысел - ныне не ответит никто из живущих, а мертвецы предпочитают молчать, наблюдая за смертными, что ещё только должны будут стать героями.
Все истории принадлежат игрокам ролевой и были созданы ими на тематических конкурсах.



ОГЛАВЛЕНИЕ


ЛЕГЕНДЫ

Легенда об Авиде Мертвой голове
Легенда о безумном Проинсиасе
Легенда о Великом наводнении
Легенда о Моине Завистнике
Легенда об Уно Птице-одного-дня
Легенда о храбром быстролапе
Легенда о чужаке Фрихане




БАЛЛАДЫ

Баллада братства Клевера
Баллада о Великом выборе
Баллада о Короле крыс
Баллада о Наруге и Дисуне
Баллада об окровавленной розе
Баллада об отступниках
Баллада Серого братства
Баллада об Урузе
Боевая баллада братства Клевера

0

2


ЛЕГЕНДА О МОИНЕ ЗАВИСТНИКЕ

Код:
<!--HTML--><style>
img[tabindex="0"] {
  cursor: zoom-in;
}
img[tabindex="0"]:focus {
  position: fixed;
  z-index: 10;
  top: 0;
  left: 0;
  bottom: 0;
  right: 0;
  width: auto;
  height: auto;
  max-width: 99%;
  max-height: 99%;
  margin: auto;
  box-shadow: 0 0 20px #000, 0 0 0 1000px rgba(0,0,0,0.7);
}
img[tabindex="0"]:focus,  /* убрать строку, если не нужно, чтобы при клике на увеличенное фото, оно возвращалось в исходное состояние */
img[tabindex="0"]:focus ~ * {
  pointer-events: none;
  cursor: zoom-out;
}
</style>

<center><img src="http://s6.uploads.ru/HVZ6L.jpg" alt="" width="200" tabindex="0"/></center>

Кейран



На границе моря и суши, севернее Глендейла, возвышается скала, что зовётся Пиком Предателя. Сей пик стоит там со дня основания мира. Его камни помнят, как всколыхнулось море под лапой Создателя, как по небу рассыпались крупицы звёзд, как впервые рассвет забрезжил над горизонтом. Но имя его чёрное появилось гораздо позже, когда гнусное предательство осквернило эту землю, когда кровь невинного была готова пролиться на серые камни.

[indent] История эта берёт начало в 30-й луне после Великого перемирия, в день, когда на свет появился кот, в истории известный как Онэн Милостивый. Котёнок был добрым, честным, любящим свою семью и родное Серое Братство. Настроение у него было всегда солнечное, яркое, подстать его шерсти, цвета рассветного солнца. Среди других котят он выделялся своенравностью и талантом наживать неприятности. И был у него друг, Моин. Серый котёнок, с глазами цвета болотной тины был скромен, молчалив, осторожен. Они были подобно огню и воде, солнцу и льдам далёких северных пустошей. Идеально дополнявшие друг друга, друзья были неразлучны.
[indent] Шло время, котята стали юнцами, а юношество, как известно, самое сложное время в жизни. Онэн среди них был старшим, и потому первым вступил в ряды быстролапов. Трудно было ему — первое время он непрерывно отбывал наказания за своё упрямство и неповиновение, но благодаря Моину, чьи слова быстролап слушал с удивительным вниманием, он сосредоточился на учёбе. Старания дали свои плоды, и Онэн начал одерживать победу за победой. К моменту, когда Моин стал быстролапом, друг его входил в число лучших учеников. Одарённый харизмой, он был окружён ровесниками, что с ним всегда искали дружбы. Однако юному Моину не так везло — немногие из его начинаний венчались успехом, и, несмотря на все старания, удача явно не улыбалась ему. И глядя на Онэна, он чувствовал себя тенью золотого быстролапа. Медленно, капля за каплей, зависть начала охватывать серого юнца. Затем он влюбился. Моин не мог думать ни о чём, кроме красавицы-кошки, но когда ему хватило решимости признаться ей в своих чувствах, её взор был хладен как лёд. Слова острее когтей ранили его юное сердце. Она любила Онэна.
[indent] В ту ночь кота мучили мысли. Он старался уснуть и избавиться от них, но они пробирались глубоко в его голову. Ему было страшно. Он боялся что его ревность поработит его. Он слышал голос, шептавший ему на ухо сладкие планы мести, убеждавший, что Онэн должен почувствовать ту боль, которая терзает Моина. Ещё никогда ему не было так больно. Словно тысячи шипов впивались в его шкуру, сердце, лёгкие, делая каждое мгновение болезненным:
[indent] — О Соулу, пусть боль исчезнет! Клянусь, я сделаю всё, что угодно! — прошептал Моин, ещё не зная цены своей клятвы.
[indent] Тогда из тьмы вышел кот, чёрный как сама ночь. Словно сплетённый из тени, он медленно подошёл к Моину и сказал:
[indent] — Мой отец не внемлет твоим молитвам, брат мой по участи. Ты оскорблён. Ты унижен. Разве не хочешь ты отомстить Онэну, который отнял у тебя всё? Прими мой дар, ненависть. Она избавит от боли. Но в обмен, клянись отомстить своему дружку.
[indent] — Клянусь... — произнесли губы Моина в неведомом ему ранее гневе, и чёрный кот исчез. Лишь голос его на прощание прошептал:
[indent] — Но не спеши с возмездием, брат мой, и в правильный момент терпение твоё будет вознаграждено...
[indent] И с тех пор, лишённое всякого тепла, сердце Моина лишь ждало своего часа. Он был скрытен, его ненависть жила лишь в его душе, никому не ведомая. Онэн считал его другом, пока Моин, как лис, дожидался идеального момента для удара в спину. Шли луны, но зависть по прежнему подпитывала его ненависть. Когда Онэн покинул палатку быстролапов, когда он стал одним из лучших воинов, когда у него появился первый ученик. И когда он стал когтестражем. Разум Моина мучила навязчивая идея занять место Онэна, но он понятия не имел как...
[indent] И тут ему повезло. Старый лидер умер от болезни, а братство избрало Онэна Милостивого новым ярлом. Тот, разумеется, избрал Моина к себе в когтестражи.
[indent] Моина, которого нарекли Решительным. И у того появился план. Словно ведомый Урузом, он три луны строил из себя примерного когтестража. Выполнял все приказы Онэна и брал на себя как можно больше работы. А затем (было это в 87-ю луну после Великого перимирия) обманом заманил Онэна на пик возле моря и сбросил его вниз, на острые скалы.
[indent] Триумф был близок. Однако волны, словно живые, подхватили лидера и вынесли на берег. Затем они поднялись над пиком, и Моин Решительный узрел перед собой Соулу. Разгневанный бог сказал:
[indent] — Своим предательством ты осквернил эту землю. Ты не нашёл себе места среди живых, так отправляйся к своему хозяину, в царство мёртвых!
[indent] И волны поглотили Моина Решительного. Звук его голоса изчез, а небо прояснилось, словно само небо облегчённо вздохнуло после смерти подлеца.


Посмертно Моина нарекли Завистником, а пик, где он умер — Пиком Предателя. По легенде, Моин продолжил служить Урузу и по ту сторону жизни, и доселе является тем, чьё сердце черно от зависти.



Авторы текста: Кейран и Фаолан

0

3


ЛЕГЕНДА ОБ АВИДЕ МЕРТВОЙ ГОЛОВЕ


Код:
<!--HTML--><style>
img[tabindex="0"] {
  cursor: zoom-in;
}
img[tabindex="0"]:focus {
  position: fixed;
  z-index: 10;
  top: 0;
  left: 0;
  bottom: 0;
  right: 0;
  width: auto;
  height: auto;
  max-width: 99%;
  max-height: 99%;
  margin: auto;
  box-shadow: 0 0 20px #000, 0 0 0 1000px rgba(0,0,0,0.7);
}
img[tabindex="0"]:focus,  /* убрать строку, если не нужно, чтобы при клике на увеличенное фото, оно возвращалось в исходное состояние */
img[tabindex="0"]:focus ~ * {
  pointer-events: none;
  cursor: zoom-out;
}
</style>

<center><img src="http://s5.uploads.ru/yTbQr.jpg" alt="" width="200" tabindex="0"/></center>

Аластер



Правдивой этой легенды все еще вызывает упрямый скептицизм в умах котов, впитавших тривиальную, а потому скучную рациональность с молоком матери; и в тоже время невозможно утверждать, что история эта правдива, но, как известно, из лжи рождается истина.

[indent] Рождается сея история спустя сотни лун после Великого перемирия братств вместе с Авидой из стана лесных котов. Вернее сказать, история начинается со светлого пятна на лице кошки, без которого не произошло бы то, что произошло. Авида обладала дивной шерстью цвета спелого желудя, а прекрасно-уродливое светлое пятно на лице напоминало искаженный череп. В те луны коты до белой горячки были суеверны, во всем ища сакральный смысл высших сил. От бдительных глаз не укрылось зловещее предзнаменование, которое меткой проклятого въелось в шерсть подрастающей Авиды: старики бросали косые взгляды, мрачно перешептываясь; воины предпочитали отводить взгляд; а детишки окрестили ровесницу Мертвой Головой, очерняя и без того мрачную жизнь Авиды.
[indent] Однажды, когда мокрый Глендйел заливало ледяными дождями, а реки выходили из берегов, размывая почву и вымывая корни деревьев, в один из таких дней Авида и ее сестра шагали в патруле вместе с матерью и другими воинами Клевера. В это же время плотина из грязи и поваленных деревьев, выстроенная ненастной погодой, прорвалась - всепоглощающий зев вонзал клыки в почву, с нарастающей стремительностью спускаясь с холма. Завывающий монстр замедлил ход подле ручья, с тяжестью набирая массу, а после голодной лавиной обрушился вниз, пожирая котов и лениво расползаясь по узкому устью глубокого ручья. Авида была единственной, кого не задела смертельная пасть грязевого пласта, лишь потому что она замыкала стройную вереницу патруля. Ученица слышала сквозь грунт утробные булькающие крики умирающих: кого-то проткнул острый сук, чье-то тело сломал непосильный вес грязи, а кто-то оказался в плену, лишившись воздуха. Грязь смешалась с кровью и болью. Авида не в силах была ни облегчить страдания соплеменников, ни прервать их, ей оставалось лишь разделить с ними раздирающий ужас безысходности.
[indent] На следующий день в завалах удалось обнаружить Нору. Ее тело было изуродовано: задние лапы изломаны и неестественно вывернуты, а глаз выколот. Она осталась жива, но жизнь такая была нещадно отвратительной, гнусным проклятием. Не в силах найти в себе мужество и принять действительность Нора обвинила в произошедшей трагедии проклятье сестры, во что коты Клевера с охотой поверили, ведь старики всегда твердили, что Авида принесет одни лишь несчастья и страдания.
[indent] Авида Мертвая Голова сгорала изнутри, пожираемая страхом, гневом, болью и чувством вины. Она и сама поверила в злокозненное проклятье страшной метки, а мысли о смерти все чаще посещали ее голову, пока однажды ей не привиделось спасительное сновидение: она, Авида, уродливая в своем омерзительном проклятье укуталась в куколку, подобно бабочке, а после возродилась чистой и совершенной, свободной от грехов, от боли... от всего. На следующий день ученица стала свидетельницей рождения бабочки. Неприглядная пухлая гусеница превратилась в легкокрылую бабочку. Благодаря этому знамению Авида осознала, как искупить свои грехи. В эту же ночь ученица пробралась в палатку лекаря, где в беспокойном и тревожном сне покоилась ее искалеченная сестра:
[indent] — Твое уродливое тело есть куколка прекрасной бабочки. Я помогу тебе освободиться, — произнесла Авида, изогнутым когтем вспарывая горло сестры. Нора, захлебываясь в крови, в ужасе и гневе стекленеющими глазами взирала на сестру, но Авида видела во взгляде сестры лишь трепетную нежность благодарности. Освободив Нору, ученица оставила подле куколку бабочки. С рассветом лекарь обнаружил мертвую кошку; рядом с ней лежала пустая куколка, а новорожденная бабочка ощупывала хоботком зияющую пустоту глазницы, ее крылышки нежно трепетали, пропуская сквозь себя пунцовые лепестки восходящего солнца. С того самого рокового рассвета никто более не видел Авиду Мертвую Голову. Одни говорят, что Авида принесла и себе освобождения, а другие - что ученица нашла в себе силы жить во имя освобождения других.



Автор текста: Аластер

0

4


ЛЕГЕНДА О ВЕЛИКОМ НАВОДНЕНИИ


Легенда является мистической версией возникновения наводнения, случившегося в V древние луны и затопившего первый лагерь лесного братства под Великим дубом. У легенды нет автора, она была придумана коллективно на протяжении нескольких десятков лун. Легенда принадлежит братству Клевера, но все участники событий не указаны, так как до определённого момента, свято веря в эту легенду, воители лесов стыдились за своих предшественников.

[indent] Давным-давно, когда кошачий нрав был яростнее, а братья, сотворённые Соулом, правили Ирландией, пророчил великий, что явится душа безмерная, присланная Соулом, и принесёт она либо спасение истинное, либо несчастье, которое погубит всякого и никто не сможет спастись от гнева Соула в лике существа земного. Паника охватила весь кошачий род, боялись коты всякого котёнка, что отличался от остальных.
[indent]И вот, когда прошла уже болезнь великая и позабыли коты о древнем пророчестве, родилась кошка от союза порочного.
[indent] Была её шерсть темна, словно уголь, а глаза сияли ярче самой яркой звезды. Именовалась кошка Туар. Была она мудра не по годам, знала язык птиц да зверей диких. Становилась она всё взрослее и сильнее. И новые силы неведомые пробуждались в её духе божественном. Понимали коты, что Туар не спроста наделена силой немыслимой, оберегали они её и боялись, что обернётся она против них. Сама Туар беспокоилась о лике своём прославленном. И днём особенным прокралась она от назойливых взоров  к старцу мудрому, чтобы узнать о себе историю скрытую. Сомневался старец в своём решении и чтобы узнать о намерение кошки истинном, приказал поклясться перед Соулом о чистоте мотивов её да преданности всему кошачьему роду. А ежели посмеет кошка предать своё слово священное, снизойдёт на неё гнев, что есть во всём мироздании. И гнев этот обретёт её на вечное одиночество, будет она страдать она, пока существует весь род кошачий. И связала себя кошка клятвой вечной. Рассказал старец о пророчестве древнем. Дивилась кошка своему предназначению, стала она страшится себя. С каждым днём всё могущественнее становилась Туар, и видели соплеменники эти изменения дивные. Не понимали они: будет ли от этой силы им спасение или же гибель.
[indent] И вот, когда день стал длиннее ночи, пора было вести юных котов и кошек на первую охоту серьёзную. И повели их старшие соплеменники, все были в волнующем предвкушении. И дитя божественное тоже с нетерпением ждала первой важной добычи своей. И вот, когда ровесники её поймали дичь, наступило время Туар. Припала она к земле, как учили её старшие и стала прислушиваться к звуку каждому. И увидела она за сосной птицу крупную, с оперением чёрно-белым с  крылья широкими, что светились изумрудом. В два прыжка достигла кошка птицу и схватила её за шейку тоненькую, но не успела кошка отнять жизнь у птицы, обратилась птица к ней, как обращается к своему соплеменнику:
[indent] — Не спеши лишать меня жизни, охотница юная. Взгляни повыше к небу, на верхушку сосны дикой. Там гнездо моё да братьев и сестёр моих, а в гнездах тех наши дети голодные. Ежели не отпустите вы, коты и кошки, меня и моих родичей, погибнут все гнёзда наши и не будет у вас пищи луны долгие.
[indent] Посмотрела кошка в чёрные очи пташки, да жаль ей стало весь сорочий род, разжала она челюсть свою каменную, и в тот миг взлетели все птицы с земли, где лежали мёртвыми. Испугались коты и кошки, с изумлением они глядели на оживших птиц, с упрёком окинули взглядом Туар, вернулись они с пустыми лапами назад. Рассказали юные охотники про случай всему роду кошачьему. И тогда стали коты и кошки с подозрением смотреть на Туар. Страх сверкали в их глазах, сторонились они кошки. Шептались за спиной её и не хотели признавать кошку своей соплеменницей. Думали, что принесёт беду она, а не благословение. Заметила кошка отношение это и стала переживать о судьбе своей. Осталась одинока она, хотелось её исчезнуть из под пристальных взглядов. Печально стало от грубости и лицемерия всякого кота и кошки. Пыталась она найти искру доброты и сочувствия в их глазах, но не могла увидеть там ничего кроме страха животного.  И вот решили соплеменники, когда ночи станут длиннее, а крик сов громче, соберутся они вместе и избавят весь род кошачьей от беды, которую несёт Туар.
[indent] И вот беззвёздной ночью залетели они толпой в укрытие Туар и со звериной яростью погнали её на скалу, что касается неба. А тучи стояли тёмные и грозные и становились они всё угрюмее с каждым шагом яростных кошек и котов. Бежала Туар быстрее лани дикой, но не трогал страх её разум. Лишь печали и безнадёга поглощали кошку. Не могла понять она, почему таким стали бездушными её прежние собратья. Но оборвала её мысли скала высокая, окружили её собраться прежние. Стало жаль ей весь мир чёрствый и слезы хрустальные потекли из очей её. Вся печаль и ненависть выходила с каплями крупными. Полились они по отвесным скалам под раскаты грома шумного да под вспышки молнии резвой. Окинули небо тучи тёмный и грозные, а всё сильнее лились слёзы скорбные. И поднялась вода выше крон самых могучих дубов, выше самого высокого холма и пришло Великое наводнение, которое поглотила всякого, лишь десятки спаслись смогли.


Так навела на весь кошачий род Туар беду великую. И не было в этом вины её, а лишь в кошачьей ненависти и бессердечии к доброте  её душевной. И понесла Туар своё наказание, а весь род кошачий признал ошибку страшную, и до сих пор были благодарны коты и кошки Туар, что открыла она им глаза на их самолюбие.



Автор текста: Салех

0

5


ЛЕГЕНДА ОБ УНО ПТИЦЕ-ОДНОГО-ДНЯ

Код:
<!--HTML--><style>
img[tabindex="0"] {
  cursor: zoom-in;
}
img[tabindex="0"]:focus {
  position: fixed;
  z-index: 10;
  top: 0;
  left: 0;
  bottom: 0;
  right: 0;
  width: auto;
  height: auto;
  max-width: 99%;
  max-height: 99%;
  margin: auto;
  box-shadow: 0 0 20px #000, 0 0 0 1000px rgba(0,0,0,0.7);
}
img[tabindex="0"]:focus,  /* убрать строку, если не нужно, чтобы при клике на увеличенное фото, оно возвращалось в исходное состояние */
img[tabindex="0"]:focus ~ * {
  pointer-events: none;
  cursor: zoom-out;
}
</style>

<center><img src="http://s3.uploads.ru/o0AY3.jpg" alt="" width="150" tabindex="0"/></center>

Аластер


[indent] Истоки истории берут свое начало из эгоистичного желания одного молодого воина. Героем событий мог стать любой: лесной, серый, одиночка. Но стал Уно. Нельзя сказать, что его с рождения преследовали несчастья или ему вечно улыбалась удача. Уно был способным лесным учеником, а после — успешным воином. Он был не похожим ни на кого и в тоже время - таким же как и все. И все же чем-то он да отличился раз стал утробой легенды.
[indent] С самого раннего детства Уно был мечтателем до глубины души. Он рос, но оставался предан иллюзиям, которые успел воздвигнуть в голове. Ежедневно он прокручивал в голове мириады всевозможных сюжетов, где он играет главную роль. И вот в одну из ночей ему привиделось словно у него выросли крылья. Он парил так высоко над лесом, что казалось будто его душа вырвалась из оков плоти и теперь странствует по миру. Вкус полета захватил сердце молодого воина, пленив тягой к недосягаемой выси. На следующий день Уно не мог ни о чем думать кроме как о полете. В лопатках зудело, казалось, что крылья, выращенные беспредельным желанием вот-вот с треском разорвут кожу. Но они так и не появились. Несколько дней кот бился в отчаянии, не зная как исполнить заветное желание, которое полностью овладело им, превращаясь в цель, вросшую маниакальной идеей в подсознание. И вот, когда терпение лопнуло, воин Клевера взмолился Соулу. Но бог-покровитель остался нем к зову воина, зато черный Уруз откликнулся. Он пообещал подарить Уно крылья до заката следующего дня. Для этого воину нужно было добыть пару вороньих крыльев и лечь с ними спать. На утро и до заката эти крылья станут его частью, обещал Уруз, лукаво скалясь в своей хищной манере. Уно знал, что договоры с покровителем проклятых не принесут ему счастья, но также воин знал, что полет осчастливит его, а потому он принял мрачный дар Уруза. Уно сделал все, как было велено: убил ворону, украв у нее два крыла и лег с ними спать.
[indent] Проснулся воин как только лучи рассвета забрызгали алыми красками небосвод. Кот попытался подняться, чтобы размять затекшее тело, но упал, не найдя своих передних лап: вместо них бились темные крылья. Задние же лапы превратились в пару крепких, но тонких птичьих ног. Всю грудь облепили перья, а вместо клыкастой пасти оказался увесистый клюв. Не такого рассвета ожидал Уно, но исполнение заветной мечты вот-вот грозило настигнуть его, а потому кот с нарастающим восторгом пробовал крылья на силу. Но взлетать так и не получалось. У птиц чувство полета в крови, а у Уно только во сне. Пришлось учиться. Спустя пару часов молодой воин с успехом перелетал с ветки на ветку, подхватывая восходящие потоки ветра. И вот, когда он окончательно почувствовал механику полета — взмыл в высь. Целый день Уно наслаждался полетом до боли в крыльях. Под вечер он почувствовал, словно рождается заново. Полет возродил его, придав сил. Теперь, когда солнц сядет и перья опадут — он станет еще сильнее, еще стремительнее.
[indent] Погода портилась, и ветер набирал силу. И вот, когда шквал ударил с боку, Уно не справился с силой природы и его занесло в извилистые ветви деревьев. Птицы знали, что в непогоду не летают, а Уно — нет. Кот, а точнее ворона, ударился о ствол дуба, а после упал вниз. Все тело болело, а крылья прожигала острая боль. Они были сломаны, понял Уно, жалобно застонав. Но солнце уже садилось, а значит скоро морок Уруза развеется и боль в крыльях уйдет, ведь они должны отвалиться как только последний луч солнца погаснет за горизонтом. Уно ждал.
[indent] В это же время по лесу блуждал брат Уно. И вот, когда Сульф вышел к дубовой роще, то заметил ворону, изредка трепыхавшуюся и покрикивающую от боли. Слишком поздно Уно заметил брата, который прослыл искусным охотником Клевера. Не успел зачарованный воин вскрикнуть, как брат настиг его, со свирепостью хищника вонзая в тело птицы зубы и когти. Умер Уно в ужасе и неистовой боли. Солнце опустилось, и перья спали с кота. В это время вечерний патруль, возвращавшийся в лагерь, застал Сульфа над расправой брата. Никто не верил в безумный лепет Сульфа, который уверял в том, что Уно еще пару мгновений назад был птицей. В наказание Сульфа приговорили к изгнанию в Темнолесье, где его, как известно, или сожрали волки или погубила трясина.



Автор текста: Аластер

0

6


ЛЕГЕНДА О ХРАБРОМ БЫСТРОЛАПЕ


В давние времена, в середине XIII древних лун, страшный пожар охватил западную половину Глендейла. В ту ночь старый лагерь Серого братства пожрал пожар, но большая часть котов уцелела, благодаря одному единственному быстролапу, что ценой собственной жизни вытащил из под горящих балок десятки своих собратьев.

[indent] Ученик резко проснулся от дыма и закашлялся. Он вскочил и выбежал из палатки. Везде полыхало пламя. По лагерю носились воины, когтестражи пытались перекричать шумящую толпу котов, отдавая приказания. Царил хаос, каждый поддавался всеобщему страху и волнению. Молодой кот быстро шмыгнул в палатку и начал расталкивать спящих, при этом крича на всю палатку:
[indent] — Вставайте, мы горим! Лагерь горит! Начался пожар! — пара котов услышали его просьбы и лениво начали открывать глаза, а потом резко вскочили и закашлялись. Увидев, что остальные тоже встали, быстролап выскочил на поляну. Его звали Девин.
[indent] Когтестражам все же удалось утихомирить котов. Несколько воинов шмыгнуло в разные палатки, и теперь почти весь лагерь стоял на ногах. Как ни странно, ученик не поддавался общей панике, реагировал вполне спокойно, но в душе он боялся. Лагерь, который был родным и знакомым, теперь полыхал. Неизвестно, что породило это пламя, но разбираться в этом уже было некогда. Кот поднял голову вверх и увидел горящий потолок. Балки уже опасно наклонились и грозились упасть прямо на детсткую и палатку старешин.
[indent] — Первыми выходят котята, мурклы и старейшины! — прогремел голос одного из помощником лидера, но последнего, почему-то, не было видно. — Эй, ты! Чего встал? Иди, выполняй приказы! — возможно, данный возглас относился не к Девину, но тот почему-то встрепенулся и тут же побежал в детсткую. Он быстро подхватил маленького спящего котенка и не обращая внимания на писк понес его к выходу из лагеря. Поставив малыша к матери, кот быстро понесся к палатке старейшин. Их было не так и много, всего трое, поэтому быстролап подошел к спящей старой кошке, и под ее ворчание начал расталкивать ее.
[indent] — Ирил, вставай! Лагерь горит, надо уходить, — приговаривал он. Старушка, тихо бурча что-то про то, что молодое поколение совсем обнаглело, все же встала и привалилась к боку Девина.
[indent] Только кот вывел старейшину к выходу из здания, на потолке что-то заскрипело и вниз полетела огромная балка. В его глазах мелькнул страх. Весь дом полыхал. Быстролап, даже не думая, сорвался с места и понесся к детской. Оттуда доносились крики и писк, но все замерли в поражении, а его друзья и вовсе бросились спасать свою шкуру. Слава Соулу, он был щуплым и запросто пролез под участок балки, где еще ничего не горело. Было страшно, даже жутко, но это не играло роли. «Я должен спасти братство. Я должен, должен, должен,» — твердил себе кот. — «Даже если я отдам жизнь за это». Он кое-как разгреб мусор и взял одного из котят за шкирку. Где-то за пламенем истошно кричала мать быстролапа, где-то слышался вой мурклы, где-то отчаянно звали Девина друзья… Он не слышал всего этого. В голове пульсировала мысль: «Только бы не было поздно, только бы все были живы...». Под балку начала подползать мать котят, и кот быстро подтолкнул к ней несколько пушистых комочков. Вся балка горела. Он нырнул под нее, даже не задумываясь о сгоревшей шерсти на спине и ожогах. Что-то на спине резко заболело, но он не обратил на это внимание.
[indent] Как только быстролап выкарабкался из сгоревшей детской, ему представилась страшная картина. Большой дом полыхал. Где-то уже слышны были крики двуногих, но любому котенку было понятно, что они уже не успеют спасти здание. Девин позволил себе только мельком посмотреть на лагерь, а потом снова нырнул под горящую балку, уже в бывшую палатку старейшин. Не успели вытащить только троих, но они и сейчас отнекивались, говорили, чтобы он спасал свою шкуру. Треск горящего дерева заглушал голоса. Он, слово в полусне, грубо подтолкнул кого-то из старейшин, потом еще одного и еще одного. С другой стороны стоял какой-то кот, быстролап не стал тратить время на опознавание его внешности. Кот перепрыгнул через почти что сгоревшую балку и огляделся. В лагере уже никого не осталось. Со стороны кто-то упорно пытался достучаться до сознания Девина, но тот только пристально вглядывался в горящие останки дома, которые постепенно превращались в пепел. Послышался крик целительницы, а за ним — треск горящего дерева. Маленькая травница умудрилась пробраться в свою палатку, чтобы взять хотя бы немного трав. Не раздумывая, быстролап ринулся за ней. Он ловко поднырнул под что-то горящее, и, через шум пожара, крикнул:
[indent] — Спасайся, мышеголовая! — без разрешения на то ученицы целителя, кот подтолкнул щуплую кошечку по направлению выхода из лагеря.
[indent] Треск огня. Шум. Истошные крики. Девин успел посмотреть вверх, в глазах его замер страх. Сгорели основания огромной балки, которая и держала всю крышу на себе. Потолок рухнул, унося за собой жизнь быстролапа, чью храбрость будут восхвалять ещё не одно поколение.



Автор текста: Ивенн

0

7


ЛЕГЕНДА О ЧУЖАКЕ ФРИХАНЕ

[indent] Было это очень и очень давно, ещё в IV древние луны. Братство Клевера переживало свои не самые лучшие времена. В сезон Листопада коты голодали, мерзли и обессиливали. Некоторые и вовсе не справлялись с трудностями, а потом умирали. Но несмотря ни на что все продолжали бороться за жизнь: охотились, патрулировали границы, тренировали учеников. Все шло своим чередом.
[indent] Однажды, морозным утром, вышедший на обследование владений патруль обнаружил под развесистым кустом маленького котенка, казалось бы, мертвого. И все-таки малыш был жив, а потому его решили отвести в лагерь и показать лидеру.
Но никто не решался лично брать ответственность за кроху. Все и без того были напуганы и истощены, а лишний рот в братстве мог только усугубить положение. В конце концов, нашелся доброволец, который и отвел котенка к ярлу. Лидер принял свое решение, невзирая на возникшие протесты:
[indent] — Мы оставим его в братстве. Вырастим из него настоящего бойца и охотника, который верой и правдой будет служить Клеверу!
[indent] С тех пор малыш жил в братстве и креп с каждой последующей луной. А вскоре было оглашено и его имя - Фрихан.
Фрихан ничем не был хуже и совсем не отличался от чистокровных ровесников братства, а его силе и ловкости можно было только позавидовать. И наставник гордился своим учеником. Все давно запамятовали, что Фрихан на самом деле не родом из Клевера. К нему относились как к обычному коту. Но однажды лекарю, коту старому и опытному, во сне явился великий Эйваз и промолвил:
[indent] — Слишком силен чужак. Знал ли ты, что оказался на границах малыш не просто так? Это испытание, преподнесенное Урузом. Он хочет навести свой порядок и принести раздор. Не позволяй этому коту отнимать еду у слабых, охотиться вместо лучших чистокровных воинов, быть центром и самой сутью братства. Он принесет вам беду и несчастье...
[indent] Лекарь понял, о ком говорил Эйваз. Никогда он не доверял этому чужаку и, видимо, неспроста. На рассвете отправился кот к лидеру, дабы поведать тому свой сон, посланный предками. Но не прислушался лидер к его словам. Огорченному старику оставалось лишь забыть все как страшный сон. Однако немногим позже он заметил, как некоторые коты Клевера стали сторониться Фрихана и проявлять враждебность по отношению к нему. Лекарь озадачился, но оказалось, что некоторым котам были посланы различные знаки. Один увидел во сне Фрихана, стоящего на горе костей. Второму приснился Фрихан, плывущий в красном от крови озере. Третьему и вовсе было послано виденье, в котором лагерь Клеверного братства полностью зарос вереском. А имя Фрихан как раз и означает — «вереск».
[indent] Случилось так, что сплетни о таинственных знаках во снах котов разнеслись по всему братству. И вот одни коты в открытую грубили чужаку, другие пытались обходить его всеми возможными путями.
[indent] Фрихан не вынес унижений и оскорблений, а затем сбежал, покинув братство. Никто не знал куда он делся, но все, казалось, были счастливы и спокойны. Все вернулось на круги своя, а про чужака совсем позабыли.
[indent] Но через несколько лун Клевер атаковали бродяги и одиночки. Кто-то говорил, что среди них были даже домашние киски! Разбойники грозились, что захватят нашу территорию. А возглавлял бандитов ни кто иной как сам Фрихан! Этого негодяя взрастил и воспитал Клевер, а он так отплатил котам.
[indent] Битву, конечно, удалось выиграть, но было много потерь. И с того дня, когда нас так застали врасплох, собратья поняли, что нужно быть осторожнее. Они усерднее стали оттачивать свои навыки и готовиться к возможным штурмам. Это событие заставило их посмотреть на чужаков и предсказания совершенно другим взглядом. И Фрихана больше никто и никогда не видел.



Авторы текста: Ярис и МакТайер

0

8


ЛЕГЕНДА О БЕЗУМНОМ ПРОИНСИАСЕ

[indent] В 330-х лунах правил Серым братством лидер по имени Проинсиас Храбрый, вошедший в историю ещё как Безумный или Жестокий. Всегда отстаивал он права братства, виня во всех прегрешениях одних лишь соседей. Дошло до того, что ярл усомнился в справедливости разделения территорий между двумя братствами, наметив цель, во что бы то ни стало расширить свои владения, потеснив лесного владыку — мудрого Аркрена, прозванного Оберегающим.
[indent] Послал Проинсиас своих воинов в братство Клевера, велев передать, что недоволен он размерами территорий, неравно поделённых между братствами и желает пересмотреть границы, установленные некогда предками. Выслушав посланцев, Аркрен лишь усмехнулся в ответ, отправив гонцов обратно с вестью, что он не уступит Храброму и когтя своих земель. Однако, лидер Серого братства не желал слышать отказ, все чаще продолжая посылать своих гонцов к Аркрену, но ответ лесного ярла всегда оставался един.
[indent] Пришло время совета братств, но, побоявшись раздора во время священного перемирия, лидер Клевера не явился на прямой разговор с Проинсиасом, что привело последнего в ярость, накалив ситуацию до предела. Переполненный желанием расквитаться за нанесённое ему оскорбление, Храбрый начал вынашивать хитроумный план.
[indent] Воспользовавшись древней легендой об Авиде Мертвой Голове ярл Серых приказал ближайшим из своих сторонников инсценировать несколько смертей лесных воителей, вспарывая тем глотки и, словно в подтверждение легенды, на удачу жестокосердному ярлу, рядом с одним из трупов коты Клевера обнаружили бабочку. Получив донесение о полученном знаке, в душе Аркена поселилась тревога — до сего момента он отказывался верить в стариковские сказки. Ему не оставалось ничего другого, кроме как чаще высылать патрули и запретить собратьям выходить за пределы лагеря в одиночку.
[indent] Осознав провал своей затеи, Проинсиас стал одержим идеей во что бы то ни стало отобрать часть владений Клевера. Одержимый грядущей битвой, он ускорил подготовку бойцов, изменив возраст становления учеников с шести лун до четырёх, а воинов – с пятнадцати до десяти. Обучение проходило жестоко и многие поединки заканчивались свежими кровоточащими ранами. Серое братство оказалось в рабстве безумных планов Храброго, усиленно готовясь к предстоящей войне.
[indent] Разумеется, подобные действия лидера не смогли не привести к заговору между группой воинов во главе с одним из когтестражей. Их план заключался в инсценировки несчастного случая во время рассветного патрулирования. Лидер отряда - достаточно увесистый и крупный кот по имени Махаман — должен был столкнуть лидера с крыши, добив того после падения. Но в день исполнения задуманного все пошло наперекосяк: во время падения Проинсиас успел вонзить когти в черепицу и чудом спасся. Не сумев разговорить Махмана и выяснить имена сообщников, ярл самолично выцарапал предателю глаз и добил его смертельным укусом в глотку, запретив собратьям схоронить его тело.
[indent] Не желая более мешкать, Проинсиас Храбрый атаковал лагерь соседей, застав лесных воителей врасплох. В пылу сражения один из главных приспешников ярла — Двэйн — на глазах у всех вспорол глотку лекарю Клевера, сказав, что во сне ему явилась Авида Мертвая Голова и попросила его "освободить" старого травника. Осознав кто стоял за гибелью невинных собратьев, прикрываясь древними сказками, Аркрена Оберегающего охватила холодная ярость. Бросившись на Проинсиаса Храброго он с ловкостью опрокинул того на спину. Не растерявшись, ярл Серых вонзил свои зубы в глотку противнику, но Аркрен успел вспороть незащищённый живот Проинсиаса. Оба лидера скончались на месте, своими смертями завершив кровопролитную бойню, унёсшую жизни многих котов.


Освободившись от гнёта жестокого лидера, Серое братство зажило в мире, избрав нового ярла. Но ещё долгие годы коты с дрожью вспоминали Проинсиаса, названного отныне Безумным. А его приспешника — Двэйна изгнали, отправив на верную смерть в Темнолесье.



Автор текста: Артрис

0

9


БОЕВАЯ БАЛЛАДА БРАТСТВА КЛЕВЕРА


Баллада передавалась из уст в уста, говорят пели её последователи Э́йваза перед великой битвой...А может сочинили её после всего, но теперь уж не узнать. Но братство Клевера знает её наизусть и напевают её особые трудные дни голода и печали, а так же перед сражением с потомками так называемых предателей.


На предателей, на Ра́йдхо! Пусть окружены они каменной стеной,
Пусть крепка она, как сталь, но полна силы злой!
Мы идем! Разобьем их камень в прах!
Мы идем! Пусть наше грозное войско вселяет страх!

Город их и горд и тверд, пусть укреплен
И гол, как кость, со всех сторон,
Идем, идем, идем на бой
Со злом, укрытым за стеной!

Спасется кто-нибудь навряд - идем крушить мы все подряд!
Мы — шире шаг, мы — стук да бряк, близка твоя погибель, враг!
Мы не позволим осквернять наш кров,
Ведь в нас пылает пламенная кровь!



Автор текста: Тенил

0

10


БАЛЛАДА БРАТСТВА КЛЕВЕРА


Под сенью деревьев, в прохладе тени
Клевера братство ты помяни;
Леса герои, чащи сыны —
Отпрыски Эйваза в мир сей пришли.

Воинский долг ты помни всегда,
Братство своё защищай.
И станешь его ты частью тогда —
Жизнью своей обещай
Веру и имя его прославять,
Так будет во веки веков.
Врагов своих будем мы подавлять —
Негласный закон наш таков.

Воины, котята и братство всё:
Родину нашу от бед упасём.
Слухи о чести мы разнесём,
И скоро уснёт общий враг вечным сном.

Воинский долг ты помни всегда,
Братство своё защищай.
И станешь его ты частью тогда —
Жизнью своей обещай
Веру и имя его прославять,
Так будет во веки веков.
Врагов своих будем мы подавлять —
Негласный закон наш таков.



Автор текста: Артрис

0

11


БАЛЛАДА СЕРОГО БРАТСТВА


Средь пустошей светлых и пыльных дорог,
В стенах, что металла прочней,
Уж много столетий стоит городок,
Красивейший город — Глендейл!
Под сводом созвездий и старых церквей,
Старинное братство живёт!
О, Серое Братство, не сыщешь мудрей!
От Райдхо весь род свой ведёт!

О Соулу светлый, благослови!
Сынов своих в битву направь!
И стражами будем мы этой земли,
Лишь доблесть и веру восславь!

И солнце встаёт над счастливой землёй,
Когда воины духом сильны,
Когда с битвы бойцы возвращаясь домой
Свет победы приносят родным.
Прославятся те, кто умом наделён,
Об отважных в легендах поют!
А в смерти, коль будет твой дух закалён,
Найдёшь в царстве Соулу приют.

О Соулу светлый, благослови!
Сынов своих в битву направь!
И стражами будем мы этой земли,
Лишь доблесть и веру восславь!


О Соулу светлый, благослови!
Сынов своих в битву направь!
И стражами будем мы этой земли,
Лишь доблесть и веру восславь!



Автор текста: Кейран

0

12


БАЛЛАДА ОБ УРУЗЕ


Баллада повествующая о Урузе. Достоверно не известно когда именно она появилась и есть ли главный герой - автор. Зачастую её можно услышать от стариков или матерей, которые рассказывают страшилку котятам. Эта баллада распространена на всей территории, не принадлежит никакому братству.
Она навевает ужас, но предостерегает каждого, что стоит оступится и из лап Уруза никогда не вырвешься.


С незапамятных времен,
Когда первый воин был рожден.
Словно тень явился я.
Я ваш страх и жуть и тьма.

Услышишь лишь, ты голос мой во мгле,
Будь уверен, быть беде.
Во сне приду я не один,
Придет со мной кошмар, мой сын и ужас с ним един.

Дрогнет сердце и душа, всего один неверный шаг.
Дитя моё, зову тебя во мрак:
«Холодей душа, сердце цепеней.
Теперь ты только мой, не соберешь костей!

Для тебя померкнет свет.
Так знай, выхода отсюда нет.
Даже если солнце сгинет и луна,
Море высохнет до дна,

Ляжет мир под мертвый спуд,
Звезды в бездну упадут.
Иди во тьме, во мраке сгинь,
Помни, кто твой господин!»



Автор текста: Тенил

0

13


БАЛЛАДА О КОРОЛЕ КРЫС


Хочешь услышать сий ты сказ?
Ведь, для многих будет он в укор,
Но ты не прячь стыдливых глаз,
И я сдержу свой уговор!

Город, тот, Глендейл, стоял с незапамятных времен,
И наш герой был в нем рожден,
Смелый, благородный — Соулу словно благословленный!
Но, беда, лыс он был и страшен, от усов до кончика хвоста!

А была у него всего одна заветная мечта,
Стать воителем братства и служить ему всегда!
Но братства насмехаться над ним стали,
И со своих земель миг его прогнали!

Стал изгнанником и посмешищем для всех вокруг,
Скажу тебе, это самое печальное, мой друг!
Отверженный и оскорбленный, наш герой,
Исчез в Темнолесье под волчий вой!

***

Давным-давно, на краю родных земель,
Людской корабль сел на мель.
Полон был он всяческих чудес!
Даже и коты проявили не малый интерес...

В миг со всех концов долины, коты пустились в путь!
Но достигнув цели, их всех ожидала жуть!
Многие тогда с похода не вернулись,
Но тем, кому это удалось, сказали, как они там ужаснулись,

«Корабль тот, был далеко не пуст,
Ожидал нас, ужасный и страшный капитан,
И проклятья миг извергались из его уст!
А представился он нам, что всеми был когда-то предан!

И теперь армию крыс он собирает,
Уничтожить братства он все желает!
Великая битва всех нас ожидает!
И в полную луну, он объявил нам всем войну!

По долине слухи быстро разлетелись,
Крысы в миг все оживились,
И зазывать они друг друга стали,
Все силы для этого они призвали!

«Король всех существ ужасных,
Всем явил он свой оскал,
Явился наконец-то
И править нами стал.

Пусть в его короне
Сапфиры заблестят,
И воссядет он на троне,
А наши ппесни повсюду зазвучат!»

Объявили мы котам войну,
Злейшие враги наконец-то все завоют,
И будем держать мы их всех в плену!
Настоящую боль пусть для себя откроют!»

Та ужасная битва свершилась в полную луну,
Она забрала жизнь, да не одну!
Все коты долины объединились против короля и крыс,
Горы трупов были выше крыш!

Король повержен был на третий день,
Остатки крыс бежали в тень,
Да, Союз котов долины победил,
Но им еле-еле хватило на это сил.

***

Кто же виноват, кто прав?
Поверь, судить не нам,
Но, хоть раз, нечестивый путь избрав,
Бед Тьма насулит вам...



Автор текста: Тенил

0

14


БАЛЛАДА О НАРУГЕ И ДИСУНЕ


Эта история такова
Я думаю, вас затронет она:

***

Случилось это назад двести лун,
Правил тогда Справедливый Дисун.

В братстве соседнем жил его друг.
Звать его будем как раньше — Наруг.
Город и крыши — всё было его,
Лишь Райдхо был сильнее него.

В то время слух жуткий ходил,
Что Наруг Серого ярла сразил.
Дисун волновался, переживал,
И вот час встречи спонтанно настал.

Наруг с ордою своею визит наносит с лес.
Каждый воин его — ярый бес!
Стремясь к своей цели, опасны их мысли,
Ауры темные в лесу их нависли.

Желанье Наруга — движенья орды.
Как не добраться бы им до беды!
Самоуверенность — опасная штука,
Для воинов Серых она будет мукой.

Клевер желает дать Серым отпор,
Лидер-палач точит топор.
Дисун Справедливый готовит засаду,
Велит устроить врагам всем блокаду.

Пойманы волки, опасная игра.
Не доведет это все до добра!
Лидеры видят друг друга и что ж?
Каждый на себя совсем не похож!

Наруг в гневе великом трясется.
Дисун же над ним в это время смеется:
«Мой старый приятель, пошел ты не тою тропою…»
«Ты враг мне, Дисун, трепку тебе я устрою…»

Нет между ними более связей,
Ярл зовет своих лесных стражей.
Видит Наруг, что пора им сражаться,
Сейчас он совсем не желает сдаваться.

Ловок и быстр, проворен Наруг,
Не мешкая, он прыгает вдруг.
Прямо по шее Дисуна ударил,
Ударом своим он будто ошпарил.

Дисун не сдается, атакует в ответ:
Сильно и больно Наруг был задет.
Сражаются рьяно, целые сутки,
Не отдыхают они ни минутки.

Но был сражен гневный Наруг,
К нему подходит его прошлый друг.
Сраженный на Дисуна глядит,
Во взгляде его пыл тот же горит.

Слова последние молвил вдруг он:
«В яде мой коготь, принесет тебе сон.»
Дисун вдруг ослаб, глаза помутнели.
Собратья тут же оторопели.

Принесли ярла к травам целебным,
Но не дается яд лапам умелым.
Лекарь не знает, что ж делать теперь,
Сколько же видел он этих потерь.

Но Дисун Справедливый был Исой благословлен:
Лапы поднялись, кот был оживлен!
С тех пор Братство Клевера поет эти строки:
«Пока верим в Соулу — не одиноки!»

***

Всевышний видит наши дела,
Лечит он тех, чьи ослабли тела.
В то время, когда другие бессильны,
Котам всегда помогает Всесильный
!



Автор текста: Конан Ярый

0

15


БАЛЛАДА ОБ ОТСТУПНИКАХ


Под сенью лесов, в полумраке тени
Прекрасная кошка жила — Эибхилин.
Красотою, умом — всем вышла она,
Гордостью братства с рожденья была.

С шерстью её не сравнятся шелка,
На глаз и на лапу была так точна!
Прекраснее кошек на свете и нет,
Не будет и больше таких уж вовек.

А в братстве соседнем, под холодом крыш
Жил кот неприметный, точно как мышь.
Именем было ему Бераак,
Достаточно скромным был тот добряк.

Не прекрасен он был и не урод,
Но так добродушен был этот кот!
Вражду между братствами он презирал,
Но мысль свою всё тихонько скрывал.

И так прихотливо дороги судьбы
Тех двух котов друг с другом свели.
При взгляде одном — словно хмель в голове,
Чего не захочется странной судьбе!

Влюбились друг в друга, о мире забыв,
Прибежищем стал им скалистый обрыв.
Шептали признанья, в вере клянясь,
Чувств пламя горело, ярко искрясь.

Но мало смеялась и пела любовь,
Злодейка-судьба расшутилася вновь:
О встречах их всем стало известно,
Общественной злости здесь самое место.

«О, Эибхилин! Ах, как ты могла?
Милое братство ты предала!
Куда же ты денешь потомков своих?
Клевера братство не для таких!»

«Боже мой, Соулу! Ты, Бераак,
С любовью своей — полный дурак!
Законы ведь писаны лишь для таких:
Бессовестных, подлых, трусов гнилых!»

А Эибхилин, издёвки терпя,
Бастардов бесчестных на свет родила.
Встретившись с бывшей любовью своей,
Поссорилась с ним глубже и злей:

«Из-за тебя ведь теперь «кто-то» честь потерял,
А теперь же требуешь, чтоб котят «он» отдал?
Многого просишь! Уходи поскорей,
Иначе от воинов убежишь ты быстрей!»

«Ах, Эибхилин, как ты могла..!»
«Разве не видишь, что я дико зла?!»
«Война так война! И она на тебе!»
«Кто бы сказал, трус жалкий, бес!»

Нити любви под конец разорвав,
Лидерам гордым в немилость попав,
Стали причиной для битвы они,
Несчастны, обижены, оскорблены!

Умер в той битве наш Бераак,
Наш весельчак, наш безумный дурак.
Немного котов в потасовке легло,
Соулу выбрал его одного.

Слишком уж много на доле её,
Слишком велик уж бесчестья объём!
И от отчаянья, горя, тоски
Убила котят, что хрупки, как ростки.

От отчаянья полностью ум потеряв,
Съела она все смерть-ягоды — яд,
Что у лекаря в тёмном углу всё хранился,
Ждал часа долго, ждал, затаившись.

***

Надеюсь, котята, вы поняли мысль:
Как бы шерсть кошки не была шелковиста,
Пусть и у воина сердце вели́ко,
Отступники всё же наткнутся на пику.



Автор текста: Артрис

0

16


БАЛЛАДА О ВЕЛИКОМ ВЫБОРЕ

Код:
<!--HTML--><style>
img[tabindex="0"] {
  cursor: zoom-in;
}
img[tabindex="0"]:focus {
  position: fixed;
  z-index: 10;
  top: 0;
  left: 0;
  bottom: 0;
  right: 0;
  width: auto;
  height: auto;
  max-width: 99%;
  max-height: 99%;
  margin: auto;
  box-shadow: 0 0 20px #000, 0 0 0 1000px rgba(0,0,0,0.7);
}
img[tabindex="0"]:focus,  /* убрать строку, если не нужно, чтобы при клике на увеличенное фото, оно возвращалось в исходное состояние */
img[tabindex="0"]:focus ~ * {
  pointer-events: none;
  cursor: zoom-out;
}
</style>

<center><img src="http://se.uploads.ru/mYN6P.jpg" alt="" width="200" tabindex="0"/>   <img src="http://s3.uploads.ru/ZwcuA.jpg" alt="" width="185" tabindex="0"/></center>

Пересмешник



Это было так давно!

Мне не вспомнить все равно,
Когда Райдхо и Эйваза
Брата младшего проказа
Друг на друга ополчила
И врагами обратила.
Их обида так остра!

Опечалилась сестра.
Иса братьев очень любит,
Знает, что вражда их сгубит.
Сокрушалась днем и ночью:
«Как могла бы тут помочь я?
Смерть их не перенесу!»

***

А тем временем в лесу
В братство Клевера вступили,
Против Серых обратили
Свои силы кот и кошка.
Долго шли одной дорожкой.
Как-то встретились и вот

Уже вместе целый год.
Кошечку Алишей звали,
Но едва ли замечали
Её хрупкую фигурку,
Серо-голубую шубку
И зеленые глаза.

Друг её был егоза.
Представлялся всем как Даллан,
Храбрости имел немало,
С детских лет любил сражаться,
Своей силой похваляться.
Кроме боя одного

Он не видел ничего:
Ни любви своей подруги,
Ни бесплодные потуги
Показать ему те чувства,
Что важней войны искусства.
И Алиша потому

Как сестра была ему.
Так, с любовью безответной
Жизнью тихой, незаметной
Лиша в братстве обитает
И по Даллану вздыхает,
Видя в нём свой идеал.

***

И никто из них не знал,
Что война не за горами,
Что потерями, слезами
Ссора братьев омрачится,
Что так скоро на границе
Разразится первый бой!

Крики, смерти, стоны, вой…
Даллан выжил там лишь чудом,
Хоть потом и было худо,
И при том неудержимо
Рвётся в бой он с новой силой,
Своё тело не щадя!

Из палатки выходя,
Лиша всякий раз вздыхала
И о помощи взывала:
«Он падёт в грядущей битве!
О, творец, услышь молитву
Моей любящей души!

Сыновей ты устраши!
Смысла нет всей этой бойни!
Аль не видишь, первородный:
Брат на брата когти точит,
Все коты полягут к ночи!
И закончится твой род!»

«Если то произойдёт…»
К Лише, маленькой и кроткой,
Иса тихою походкой
Подошла и рядом села:
«Расскажи: ты бы хотела
Смерть от братства отвратить?

Дать им всем возможность жить?
Научиться лечить раны —
Дар, бесспорно, несказанный.
Уважать тебя все станут,
Песни славные затянут,
Что запомнят на века…

Но и плата высока:
Отказаться от любимых,
Не узнать детей родимых!
Труд тяжелый взять на плечи,
Никогда не быть беспечной,
Ведь цена ошибки — смерть!»

Задрожала кошки шерсть.
Как любовь свою оставить?
И на счастье крест поставить?
Сердце требует отказа,
Но не то глаголит разум,
Ведь и дар под стать цене…

«Разреши подумать мне.
Ни к чему почет и слава!
Не того я вышла нрава.
Братству быть хочу полезной,
Даже пусть и безвозмездно.
Не могу я видеть кровь!

Тут одна беда — любовь.
Даллан — жизнь моя и счастье,
С ним я не боюсь ненастий,
Ведь так сильно сердце бьётся,
Когда рядом он смеется.
Слишком трудно выбирать!»

«Время есть еще решать…»
Иса кошке улыбнулась,
Носом к носу прикоснулась
И оставила Алишу
Размышлять, пока затишье
Лес накрыло пеленой…

***

Но войне очередной
Пробил час начаться вскоре,
Принеся с собою горе
Мурклам, старикам и детям,
Что впервые на рассвете
Провожали воинов в бой.

Даллан также влился в строй.
Вслед за ним Алиша мчится
По деревьям, словно птица,
До условленной поляны,
Что явилась полем брани
Для воюющих сторон.

Но ни гимнов, ни знамён...
Только кровь и клочья шерсти,
Стоны боли, крики мести.
Ужас этот взгляд обводит,
Боль в груди всё не проходит.
Тут на мир надежды нет!

Лиша ищет друга след.
Наконец, из этой кучи
Тел визжащих и орущих
Чёрный котик показался,
Наземь пал и не поднялся.
Сердце ёкнуло в груди

И остались позади
Все сомнения и страхи,
Разлетелись, словно птахи.
Кошка к Даллану сбегает,
Ухом к боку приникает,
Слышит сердца слабый стук.

«Я люблю тебя, мой друг...
Иса! Вот моё решенье!
Лучше я без сожаленья
Буду видеть всех живыми,
А не мертвыми родными!
Помоги мне всех спасти!»

«Коль желаешь обрести
Силу, что недуги лечит,
То расправь скорее плечи!
Ты достойна дара свыше,
А теперь спеши, спеши же!
Каждый шаг твой на счету!»

***

И в итоге схватку ту
Самой страшной все назвали,
Но при этом вспоминали,
Как Алиша всех спасала
И меж раненых сновала
С паутиной и травой.

Нелегко пришлось одной,
Но зато почти все живы!
И однажды в перерыве
Даллан подозвал подругу,
Похвалил её заслугу,
Ткнулся носом в её нос

И с улыбкой произнёс:
«Ведь тогда, на поле битвы,
Когда я лежал избитый,
Сквозь шипенье, шум и топот
О любви услышал шепот…
Мог ли это быть твой глас?»

И она в последний раз
Ухо чёрное лизнула,
Головой слегка качнула,
И пустилась без сомненья
По пути предназначенья
Защищать свою любовь

Раз за разом, вновь и вновь...



Автор текста: Милития

0

17


БАЛЛАДА ОБ ОКРОВАВЛЕННОЙ РОЗЕ

Код:
<!--HTML--><style>
img[tabindex="0"] {
  cursor: zoom-in;
}
img[tabindex="0"]:focus {
  position: fixed;
  z-index: 10;
  top: 0;
  left: 0;
  bottom: 0;
  right: 0;
  width: auto;
  height: auto;
  max-width: 99%;
  max-height: 99%;
  margin: auto;
  box-shadow: 0 0 20px #000, 0 0 0 1000px rgba(0,0,0,0.7);
}
img[tabindex="0"]:focus,  /* убрать строку, если не нужно, чтобы при клике на увеличенное фото, оно возвращалось в исходное состояние */
img[tabindex="0"]:focus ~ * {
  pointer-events: none;
  cursor: zoom-out;
}
</style>

<center><img src="http://s4.uploads.ru/1oGp3.png" alt="" width="200" tabindex="0"/></center>

Ароен



По золотистой шерсти
Разлился дикий мёд —
Души его печальной
Бессмысленный полёт.

«Не предавай Отчизны» —
Звучит в уме завет...
«Но сердцу как расскажешь?»
Кто даст ему ответ?

Бессонницей томимый,
В лесу бродить любил.
Сиял огнём тоскливым
Янтарных глаз своим.

Любила, раз завидев,
За ним понаблюдать
Чужих земель девица.
Им счастья не видать...

Невинно начиналась
Ошибка прошлых вновь:
Для белой кошки — друг он,
А в нём — царит любовь.

Зелёных глаз ловушка —
Им вроде всё равно,
А он, хранитель леса,
Без памяти влюблён.

«А война есть война.
Ты проси — не проси.
Стиснув зубы, моли.
Или камнем на дно...
Плечи братств косит хворь,
Не щадя ни котят, ни старца,
Матерей. Безысходная боль!»

За ухом закрепила
Заветное перо.
Призналась — полюбила,
И ей не всё равно.

Без сна опять томимый,
Предчувствуя беду,
Он дарит розу милой,
В груди таит мечту...

Отцу нужно лекарство,
Иначе сгинет он.
«Зачем же ты любила?
Зачем ты был влюблён?»

Сестра той кошки может
Погибнуть от недуг...
Чужое ль? Братство Клевера
На них напало вдруг!

Ведь война есть война.
Исцеленье больным —
Вот она, вот мечта.
Как же быть молодым?
О Соулу, спаси! Кот в надежде слепой
У обители лекаря вдруг прервал бой...

Он, как вкопанный, встал.
Посмотрел на неё.
Подошёл и обнял,
Проглотив комок слёз.

Что тут плакать теперь?
Сколь же, роза, не плачь
На его ты плече — он твой нынче палач...
Силуэтов борьба
Не на жизнь, а на смерть.
Вот такая судьба.
Или он, иль она.

«Грех запретной любви —
Что же будет с сестрой? Жив ли будет отец?
О Соулу, спаси!»

С тяжёлою душою,
Всю боль держа внутри,
В последний раз главою
Приник к её груди.

И понял: нету правды
В запретной той любви.
И нету тех важнее,
Кто рядом. «Так прости...»

С той мыслью, что отца он
С лекарством Серых трав
Спасёт однажды — знал он —
И, может, был бы прав —

Смирился. Остранился
И лапу вдруг занёс.
Она сестру любила,
А он — любил её...

Но война есть война.
Розу ту он убил.
Не вернётся она.
Клевер — не победил.
О Соулу, прости. Не вернуть время вспять,
Не вернуть ни сестру, ни любви, ни отца...



Автор текста: Неора

0


Вы здесь » Коты Ирландии. Средневековье » Информация о мире » Сказания братств



Шапки от ThePakshi
Идея ролевой, вся информация, легенды и воплощение принадлежат администраторской команде этого форума. Никакая часть этой информации не может быть использована без личного согласия одного из администраторов.
Коты Ирландии: Средневековье © 2017